Общество

Бунт против алкоголя

I605_bunttt

На этой странице, я хочурассказать Вам о том, что упорно замалчивалось и замалчивается на протяжениидолгих лет!

И даже в интернете, я нашеллишь жалкие крохи информации об этих исторических событиях…

Ведь очень важно держать насвсех в неведении утверждая, что Российское пьянство — это национальная черта, иничего с этим уже поделать нельзя!

Постараюсь развеять сейчас эти заблуждения!

 Я конечно могу сейчас повитийствовать своимисловами, но думаю, что мне сложно будет соперничать в языке и стилеизложения с Саратовским краеведом, членом союза писателей России, членомСБнТ — Владимиром Ильичом Вардугиным!

С его разрешения, я приведуодну из глав его потрясающей книги «Ты меня уважаешь?» целиком…      

«За трезвость — на …каторгу»

«Об этой войне умалчиваютучебники, хотя то была самая настоящая война, с орудийными залпами, погибшими ипленными, с победителями и побежденными, с судилищем над поверженными ипразднованием одержавшими победу и получившими контрибуцию (возмещение убытков,связанных с войной).  Баталии той неизвестной школьникам войныразворачивались на территории 12 губерний Российской Империи (от Ковенской назападе до Саратовской на востоке) в 1858 — 1860 годах.

Эту войну историки чащеназывают «трезвенническимибунтами», потому, что крестьяне отказывались покупать вино и водку,давали зарок не пить всем селом. Почему они это делали? Потому, что не хотели ,чтобы за счет их здоровья наживались откупщики — те 146 человек, в чьи карманыстекались деньги от продажи спиртного со всей России. Водку откупщики буквальнонавязывали, если кто не хотел пить, ему все равно приходилось платить за нее:такие тогда установились правила… («Оченьпохожая ситуация на сегодняшние дни… Правда???» Прим. Д.С.Дробышев).В те годы в нашей стране существовала практика: каждый мужчина приписывался копределенному кабаку, а если он не выпивал своей «нормы» и сумма от продажи спиртного оказываласьнедостаточной, то недобранные деньги кабатчики взимали со дворов местности,подвластной кабаку. Тех же, кто не желал или не мог платить, секли кнутом, вназидание  другим.

Виноторговцы, войдя во вкус,взвинчивали цены: к 1858 году ведро сивухи вместо трех рублей стали продаватьпо десять.

В конце концов крестьянам надоело кормить дармоедов, и они, несговариваясь, стали бойкотировать торговцев вином.

Крестьяне отвернулись откабака не столько из-за жадности, сколько из-за принципа: трудолюбивые,работящие хозяева видели, как их односельчане один за другим пополняют рядыгорьких пьяниц, которым уже ничего, кроме выпивки, не мило. Страдали жены,дети, и чтобы прекратить расползание пьянства среди сельчан, на сходах общинывсем миром решали: в нашем селе никто не пьет.

Что оставалось делатьвиноторговцам? Они сбавили цену. Рабочий люд не откликнулся на»доброту». Шинкари, чтобы сбить трезвеннические настроения, объявилио бесплатной раздаче водки. И на это люди не клюнули, ответив твердым: «Не пьем!» К примеру вБалашовском уезде Саратовской губернии в декабре 1858 года 4752 человекаотказались от употребления спиртного. Ко всем кабакам в Баоашове приставиликараул от народа для наблюдения, чтобы никто не покупал вино, нарушивших зарокпо приговору народного суда штрафовали или же подвергали телесному наказанию. Кхлеборобам присоединились и горожане: рабочие, чиновники, дворяне. Поддержалитрезвость и священники, благословлявшие прихожан на отказ от пьянства.

Это ужене на шутку испугало виноделов и торговцев зельем, и они пожаловалисьправительству.

В марте 1858 года министрыфинансов, внутренних дел и государственных имуществ издали распоряжения посвоим ведомствам. Суть тех указов сводилась к запрету…трезвости!!! Местнымвластям предписывалось не допускать организации обществ трезвости, а ужесуществующие приговоры о воздержании от вина уничтожить и впредь не допускать.

Вот тогда-то, в ответ назапрет трезвости, по России и прокатилась волна погромов. Начавшись в мае 1859года на западе страны, в июне бунт дошел и до берегов Волги. Крестьяне громилипитейные заведения в Балашовском, Аткарском, Хвалынском, Саратовском и вомногих других уездах. Особенный размах погромы приобрели в Вольске. 24 июля1859 года трехтысячная толпа разбила там винные выставки на ярмарке.Квартальные надзиратели, полицейские, мобилизовав инвалидные команды и солдат17-й артиллерийской бригады, тщетно пытались утихомирить бунтующих. Восставшиеразоружили полицию и солдат, выпустили из тюрьмы заключенных. Только черезнесколько дней прибывшие из Саратова войска навели порядок, арестовав 27человек (а всего по Вольскому и Хвалынскому уездам в тюрьму бросили 132человека). Всех их следственная комиссия осудила по одному только показаниюкабацких сидельцев, оговоривших подсудимых в расхищении вина (громя кабаки, бунтовщикине пили вино, а выливали его на землю), не подкрепляя свои обвинениядоказательствами. Историки отмечают, что не зафиксировано ни одного случаяворовства, деньги расхищали сами служащие питейных заведений, списывая пропажуна восставших.

С 24 по 26 июля по Вольскомууезду было разбито 37 питейных домов, и за каждый из них с крестьян взялибольшие штрафы на восстановление кабаков. В документах следственной комиссиисохранились фамилии осужденных борцов за трезвость: Л.Маслов и С.Хламов(крестьяне села Сосновка), М.Костюнин (с.Терса), П.Вертегов, А.Володин,М.Володин, В. Сухов (с.Донгуз). Принимавших участие в трезвенническом движениисолдат по суду велено было «лишиввсех прав состояния, а нижних чинов — медалей и нашивок за беспорочную службу,у кого таковые есть, наказать шпицрутенами через 100 человек, по 5 раз, исослать в каторжную работу на заводах на 4 года».

Всего же по России в тюрьму ина каторгу отправили 11 тысяч человек. Многие погибли от пуль: бунт усмиряли войска,получившие приказ стрелять в восставших. По всей стране шла расправа над теми,кто отважился протестовать против спаивания народа. Судьи свирепствовали: имвелели не просто наказать бунтовщиков, а покарать примерно, чтобы другимнеповадно было стремиться «ктрезвости без официального на то разрешения». Властьимущие понимали,что усмирить можно силой, а вот долго сидеть на штыках — неуютно.

Требовалось закрепить успех.Как? Правительство, подобно героям популярной кинокомедии, решило: «Кто нам мешает, тот нам ипоможет». Откупную систему продажи вина отменили, вместо нее ввелиакциз. Теперь всякий желающий производить и продавать вино, мог заплатив налогв казну, наживаться на спаивании своих сограждан. Во многих селах нашлисьпредатели, которые, чувствуя за спиной поддержку штыков, продолжили войнупротив трезвости иными «мирными»методами.

Большие сволочи опираются всвоих мерзостях на сволочь хотя и маленькую, но многочисленную. Аллен Даллес,директор ЦРУ, объявляя в 1945 году «холоднуювойну» против СССР и говоря, что мы (т.е. США), завоюем русских безединого выстрела, найдя среди них предателей и разложив изнутри, ничего неизобретал: тактика вербовки изменников известна с древнейших времен, и противведения войны таким способом очень трудно найти защиту. Но найти надо было вочто бы то ни стало, иначе проигрыш стал бы окончательным. Трезвенникампредстояло решить почти неразрешимую задачу: как преодолеть сопротивлениевласти, поддерживающей не трезвость, эту основу государственной мощи, акабатчиков, хотя и наполняющих государственную казну деньгами, но ведущихстрану к гибели…

Гарнир      

 Жизнь государства подобнажизни человека. Как ориентируется в пространстве и во времени человек? У негоесть пять органов чувств: зрение, слух, обоняние, осязание, вкус. Мы не идемвперед, если видим перед собой пропасть, посторонимся, услышав шумнадвигающегося автомобиля, не станем есть дурно пахнущую пищу. 

У государства тоже есть органычувств. Высшие органы власти — мозг и распорядительный центр. К примеру, врачиобнаружили вспышку болезни — государство выделяет деньги на борьбу с эпидемией.

Враги перешли границу, пограничники вступили в бой, сообщив о начале боевыхдействий — государство шлет подмогу.

 И только со вкусом у нашего государствавозникли проблемы: служба, призванная защищать человека, дает охранную грамотуковарным и жестоким наркотикам — алкоголю и никотину. Трезвенники шлюттревожные сигналы об опасности в мозг — орган управления государством, а мозготвечает: «Не верю!»

 Лев Сергеевич Козленко, Саратовский врач,определил, что общества трезвости — это общественные внештатные органы чувств,дающие сигналы бедствия в общественный мозг». А на то, что никакой реакциисо стороны государства на призыв к отрезвлению не следует, Лев Сергеевичзамечает: «Это все больше походит насамоумопомрачение со вскрытием вен, самоубийство в государственноммасштабе».

Трезвенники — люди, взявшие насебя роль сторожевых гусей. В Древнем Риме однажды стражники уснули,приближающихся к городу врагов заметили гуси и подняли крик, разбудив стражу.Так гуси спасли Рим. Разбудят ли трезвенники стражу нашего государства?»

Связанные посты