Смерть Сталина. Как это было в 1953-м?


Историк Юрий Жуков дал описание атмосферы дней смерти советского правителя

I605_23

Шестьдесят четыре года назад, в марте 1953 года, не стало Иосифа Виссарионовича Сталина. Существуют разные версии относительно причин его смерти. Есть некоторые основания полагать, что вождь был отравлен. Но не менее, чем причины его ухода, важна сама атмосфера тех дней, когда наша история вновь оказалась на распутье. Крупный российский историк Юрий Жуков описывает это так.

Ранним утром 4 марта 1953 года Московское радио начало передачи как обычно: бой часов Спасской башни Кремля, гимн, последние известия. Однако спустя двадцать минут они прервались, и диктор Юрий Левитан объявил, что скоро будет передано важное сообщение. А ровно в половине седьмого он зачитал правительственное сообщение о болезни председателя Совета Министров Союза ССР и секретаря Центрального Комитета КПСС товарища Иосифа Виссарионовича Сталина. Оно извещало: «В ночь на 2 марта у товарища Сталина, когда он находился в Москве, в своей квартире, произошло кровоизлияние в мозг, захватившее важные для жизни области мозга. Товарищ Сталин потерял сознание. Развился паралич правой руки и ноги. Наступила потеря речи…».

О том же, только более скупо, используя преимущественно медицинские термины, информировал и зачитанный вслед за тем бюллетень о состоянии здоровья вождя. А через два часа жители Москвы и крупнейших городов страны смогли познакомиться с этой новостью, явившейся для них полной неожиданностью ещё раз, взяв в руки свежие выпуски центральных, республиканских или областных газет, вышедших в твёрдо определённые, не менявшиеся вот уже десятилетие сроки.

С этого момента в СССР всё внимание было сосредоточено на одном, что тогда казалось советским людям самым важным, решающим. Выживет Сталин или нет? Подталкивало именно к таким размышлениям о трагическом в их восприятии событии и то, что начиная с 15 часов 18 минут после короткой паузы Московское радио стало передавать лишь классическую минорную музыку, прерывая её каждые полчаса только для того, чтобы повторить правительственное сообщение и бюллетень. Всё это не могло не усиливать ощущения общей скорби, нарастающей тревоги.

Это правительственное сообщение между тем содержало ещё одну, столь же, если не более важную информацию, которой тогда мало кто придал должное значение. «Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза и Совет Министров Союза ССР, — говорилось в нём, — сознаёт всё значение того факта, что тяжёлая болезнь товарища Сталина повлечёт за собою более или менее длительное неучастие его в руководящей деятельности. Центральный Комитет и Совет Министров в руководстве партией и страной со всей серьёзностью учитывают все обстоятельства, связанные с временным уходом товарища Сталина от руководящей государственной и партийной деятельности…».

Так впервые совершенно открыто было выражено самое главное, что волновало узкое руководство СССР вот уже два года. Более того, столь же недвусмысленно давалось понять, что вне зависимости от того, выживет Сталин или нет, вопрос о власти уже стал предметом обсуждения, и если ещё не решён, то ждёт своего решения в самое ближайшее время.

Именно такой аспект правительственного сообщения послужил основной темой срочного совещания в Белом доме президента США Дуайта Эйзенхауэра, государственного секретаря Джона Даллеса и прибывшего в тот день в Нью-Йорк с заранее запланированным визитом министра иностранных дел Великобритании Антони Идена . Ту же реакцию на события в Москве проявили и в других столицах ведущих стран мира — в Лондоне, Париже, Риме, Бонне.

Сегодня при тщательном сопоставлении и анализе всех известных свидетельств очевидцев о начале и развитии болезни у Сталина (к сожалению, более объективные данные, например история болезни, остаются недоступными исследователям), приходится пока соглашаться с ними и признавать, что инсульт у вождя произошёл не в ночь на 2 марта, как сообщалось официально, а двенадцатью часами ранее, вечером 1 марта, что, впрочем, не имеет принципиального значения. Однако при этом остаётся никак не объяснённым другое, более важное и значимое: когда же ЦК и Совет Министров, а вернее, члены их высших органов — бюро президиумов начали «учитывать все обстоятельства, связанные с временным уходом» Сталина от руководящей работы?

Все немногие очевидцы того события, за исключением В.М.Молотова и Л.М.Кагановича, уклонившихся от обсуждения с поэтом Феликсом Чуевым данной темы, весьма настойчиво и при том в полном согласии друг с другом утверждали: мол, делёж портфелей происходил в Волынском поздним вечером 5 марта, уже после смерти Сталина.

Н.С.Хрущёв, бывший первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совета Министров СССР: «Как только Сталин умер, Берия тотчас сел в свою машину и умчался в Москву с ближней дачи. Мы решили вызвать туда всех членов бюро или, если получится, всех членов Президиума ЦК партии… Вот собрались все. Тоже увидели, что Сталин умер. Приехала и Светлана. Я её встретил. Когда встречал, сильно разволновался, заплакал, не смог сдержаться. Мне было искренне жаль Сталина, его детей, я душою оплакивал его смерть, волновался за будущее партии, всей страны. Чувствовал, что сейчас Берия начнёт заправлять всем. Последует начало конца, подготовленного этим мясником, этим убийцей. И вот пошло распределение „портфелей“…» . А.Т.Рыбин, бывший сотрудник Управления охраны: «Сталину сделали какой-то сильнодействующий укол. От него тело вздрогнуло, зрачки расширились. И минут через пять наступила смерть. Оказывается, подобный укол, способный поднять или окончательно погубить больного, полагалось делать лишь после согласия близких родных. Но Светлану и Василия не спросили. Всё решил Берия. Затем он, Маленков, Хрущёв и Молотов поднялись на второй этаж. Сразу начался делёж государственных должностей…».

С.И.Аллилуева, дочь Сталина. Воспоминания её, человека совершенно незаинтересованного и потому формально беспристрастного, подтверждают отдельные детали рассказанного Хрущёвым и Рыбиным. Следовательно, вольно или невольно подкрепляют именно их версию. «В последние минуты, — пишет Аллилуева, — когда уже всё кончилось, Берия вдруг заметил меня и распорядился: „Увезите Светлану!“ На него посмотрели те, кто стоял вокруг, но никто и не подумал пошевелиться. А когда всё было кончено, он первым выскочил в коридор, и в тишине зала, где стояли все молча вокруг одра, был слышен его громкий голос, не скрывавший торжества: „Хрусталёв! Машину!.. “ Потом члены правительства устремились к выходу — надо было ехать в Москву, в ЦК, где все сидели и ждали вестей. Они поехали сообщить весть, которую тайно все ожидали…».

Разумеется, Аллилуева и Рыбин не были посвящены во все детали происходившей за кулисами борьбы за власть. Тогда они не знали да и не могли знать, например, о состоявшемся вечером 5 марта, за полтора часа до смерти Сталина, заседании пленума ЦК, Совета Министров и Президиума Верховного Совета СССР. Но ведь подлинный смысл правительственного сообщения мог пройти мимо внимания лишь Аллилуевой, но никак — мимо Рыбина и тем более Хрущёва и обязательно должен был ими учитываться при изложении происходившего в те дни. Более того, Хрущёв, ни словом не обмолвившийся о совместном заседании (без сомнения, он считал обязательным для себя не разглашать государственную тайну), почему-то также поступил и с правительственным сообщением, ставшим 4 марта известным всем без исключения.

О побудительных мотивах, вынудивших Никиту Сергеевича столь откровенно проигнорировать общеизвестный факт, можно только догадываться. Однако та настойчивость, с которой он создавал собственную версию тех драматических событий — и когда, находясь уже во главе партии, рассказывал о них 31 января 1955 года на Пленуме ЦК КПСС , и много позже, уже на пенсии, когда наговаривал на магнитофон свои «Мемуары», заставляет всерьёз рассматривать лишь одну причину сознательного умолчания — явное нежелание Хрущёва раскрывать тайны борьбы за власть, в которой он принимал самое непосредственное и активное участие. Он стремился любой ценой отвлечь внимание от подлинной расстановки сил в узком руководстве и неизбежного определения там своего места.


Из книги Юрия Жукова "Сталин. Тайны власти"

==========================================================================

Рекомендуем:

Видео

Сталин. Первое поражение

Сталин. Завершение НЭПа

Сталин. Операция "Эрмитаж"

Книги

Первое поражение Сталина. 1917-1922 годы, Жуков Ю.Н.

Оборотная сторона НЭПа. 1923-1925 годы, Жуков Ю.Н.

Сталин: операция «Эрмитаж», Жуков Ю.Н.

Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933−1937 гг., Жуков Ю.Н.

Сталин. Тайны власти, Жуков Ю.Н. (СКОРО)

==========================================================================


Другие материалы

Комментарии «Смерть Сталина. Как это было в 1953-м?»

РЕПЛИКИ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Лента
  • Новостей
  • Аналитики
Показать ещё Показать ещё Показать ещё

ИнтересныеОбсуждения

Показать ещё

Вход

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь