Скелеты русского рока


Звёздам протестной музыки давно пора на пенсию

I605_104q2yg-1


На днях в Москве состоялась пресс-конференция, посвященная предстоящему фестивалю «Нашествие», который, как утверждает пресса, является самым крупным коммерческим фестивалем страны, собирая за раз 150 тыс. человек со всей страны. Казалось бы, с такими показателями организаторам остается только радоваться. Так всё и шло, по плану, но гламурный настрой, как всегда, поломал Николай Фоменко.


Отметив для начала, что группе будет очень приятно сыграть на фестивале, он неожиданно пригласил журналистов в «Дом ветеранов сцены», пояснив, что «Браво» уже 30 лет, «Снайперам» 20, так что вы с удовольствием прослушаете тот мажор, с которым мы кондёхаем уже 30 лет»!


Далее Фоменко предположил, что в будущем фестиваль «Нашествие» «будет настолько велик, что пригласит нас на семидесятилетие», а если по старости музыканты будут плохо передвигаться, то «на колясках нас подвезут».


«Старички будут там гаситься как обычно!» – жизнерадостно пообещал Фоменко в заключение, и краткая речь его потонула в аплодисментах и хохоте зала. Сразу стало ясно, что русский рок-н-ролл пока еще действительно жив, несмотря на возраст и самую трогательную заботу, которую проявляют о ветеранах сцены многие представительные органы власти.


Выступавший следом Евгений Хавтан попытался Фоменко возразить, заявив, что «я себя пенсионером не ощущаю»... «А зря!» - мгновенно возразил Фоменко.. Известный шоумен, а по совместительству просто веселый человек явно настаивал на том, чтобы поговорить о главном – о том, что и музыка, и музыканты в нашей стране все чаще становятся предметом изучения такой замечательной науки, как геронтология, что само по себе не только противоестественно, но и по-настоящему загадочно. Прежде музыка, особенно популярная, была делом молодых, сегодня в России, да и во всём мире, на сцену всё чаще выходят исполнители, без всяких преувеличений, пенсионного возраста. И не просто выходят, а составляют некую непрошибаемую элиту, музыку которой воленс-неволенс приходится слушать, так как для этого совсем необязательно ехать на концерт или фестиваль, достаточно включить радио или телевизор. Даже если включите утюг, рискуете услышать до боли знакомую мелодию из проезжающего мимо автомобиля – просто потому, что других песен и исполнителей для слушателей как бы нет.


Организаторы попытались ответить на невольный вопрос Фоменко, пообещав, что будут искать новые таланты на многочисленных фестивалях, которые проходят по всей стране. Но навряд ли эта проблема имеет такое простое решение.


Рок и поп музыка давно исчерпали себя как искусство, ставшее локомотивом перемен в 60-е на Западе и в 80-е в России. В итоге мы получили тот мир, который получили, где в нагрузку к гамбургеру и айфону всё чаще и всё настойчивее предлагается содомия и однополый брак. Вся лучшая, наиболее здоровая и цельная часть общества давно уже слушает другую музыку, чтит других героев, читает другие книги.

И только призванные перестройкой рокеры и попса по-прежнему отрабатывают старые номера. По сути, они давно превратились в таких же идеологических работников, с которыми когда-то враждовали сами. Только вместо классовых различий на этот раз всё настойчивее предлагается стирать и национальные, и половые.


Найдут ли «ветераны сцены» в себе силы и бунтарский дух для того, чтобы восстать, как двадцать лет тому назад, против этой странной постсоветской, а по сути – постчеловеческой системы? Смогут ли создать новые песни нового вольного времени? Или будут отрабатывать старый номер до конца, в ожидании заслуженной инвалидной коляски?


А пока ответа на этот вопрос нет, на помощь рокерам спешат российские военные – этот вечно молодой и вечно вынужденный быть в хорошей физической форме класс людей, на плечах которых ответственность за существование и страны, и всего мира. Принявший участие в пресс-конференции генерал-лейтенант и главный военный дирижер Валерий Халилов рассказал, что помимо выступления пилотажной группы, участники фестиваля смогут увидеть десять единиц боевой техники, в том числе Т-90, БМД и БТР. А для наиболее продвинутых на фестиваль прибудет группа армейского спецназа, которая устроит для избранных тренинги на тему выживания в близлежащих тверских лесах.


Предупреждая возможную негативную реакцию «прогрессивной» общественности, генеральный директор САТ Андрей Матвеев пояснил, что появление военных нельзя расценивать как милитаризацию фестиваля, но как стремление следовать пожеланиям публики. Он вспомнил, как ранее, во время появления пилотов-асов на сцене «Нашествия», их встречали аплодисментами никак не меньшими, чем самых известных и раскрученных «звезд». А как иначе?

Реальная страна, истинная Россия никогда не забывала и всегда чтила и будет чтить своих настоящих героев.

Олег Ларионов

Другие материалы

Комментарии «Скелеты русского рока»

  • I46_default
    Дрянибор 20 июня 2013, 16:24

    Фото автора этой статьи: http://vsyako-razno.ru/uploads/posts/2010-09/1283415881_hiop.ru_15.jpg

    1
  • I46_________-________
    Здравый Смысл. 25 апреля 2019, 00:37

    "Рассказ Короля-Ондатры о рыбной ловли в пятницу".
    https://youtu.be/e8U4rq3fwGk

    Я видел небо в стальных переливах
    И камни на илистом дне
    И стрелы уклеек, чья плоть тороплива,
    Сверкали в прибрежной волне

    И еще было море, и пенные гривы
    На гребнях ревущих валов
    И крест обомшелый, в объятиях ивы,
    Чьи корни дарили мне кров.

    А в странах за морем, где люди крылаты,
    Жил брат мой, он был королем
    И глядя, как кружатся в небе фрегаты,
    Я помнил и плакал о нем.

    Брат мой, с ликом птицы, брат с перстами девы,
    Брат мой!
    Брат, мне море снится, черных волн напевы,
    Брат мой

    В недоброе утро узнал я от старца
    О Рыбе, чей жир - колдовство
    И Клятвою Крови я страшно поклялся
    Отведать ее естество.

    А старец, подобный столетнему вязу,
    Ударил в пергамент страниц -
    "Нажива для рыбы творится из глаза -
    Из глаза Властителя Птиц".

    Брат мой, плащ твой черный
    Брат мой, стан твой белый
    Брат мой, плащ мой белый
    Брат мой, стан мой черный
    Брат мой!

    Брат мой, крест твой в круге
    Брат, круг мой объял крест
    Брат мои, крест мой в круге
    Брат, круг твой объял крест
    Брат мои!

    Я вышел на скалы, согнувшись горбато
    И крик мой потряс небеса -
    То брат выкликал на заклание брата,
    Чтоб вырвать у брата глаза

    И буря поднялась от хлопанья крылий -
    То брат мой явился на зов
    И жертвенной кровью мы скалы кропили,
    И скрылись от взора Богов

    Брат мой, взгляд твой черный
    Брат мой, крик твой белый
    Брат мой, взгляд мой белый
    Брат мой, крик мой черный
    Брат мой!

    Брат, где твой нож - вот мой,
    Брат, вот мой нож, твой где
    Брат, где нож твой - вот мой
    Вот мой нож, мой брат, мои...
    Брат мой!

    И битва была, и померкло светило
    За черной грядой облаков
    Не знал я, какая разбужена Сила
    Сверканием наших клинков

    Не знал я, какая разбужена Сила
    Сверканием наших клинков
    И битва кипела, и битва бурлила
    Под черной грядой облаков!

    Чья клубится на востоке полупризрачная тень?
    Чьи хрустальные дороги разомкнули ночь и день?
    Кто шестом коснулся неба, кто шестом проник до дна?
    Чьим нагрудным амулетом служат Солнце и Луна?

    Се, грядущий на баркасе по ветрам осенних бурь,
    Три зрачка горят на глазе, перевернутом вовнутрь
    Се, влекомый нашей схваткой правит путь свой в вышине
    И горят четыре зрака на глазу, что зрит вовне...

    И рухнул мне под ноги брат обагренный,
    И крик бесновавшихся птиц
    Метался над камнем, где стыл побежденный
    Сочась пустотою глазниц.

    И глаз наживил я, и бросил под глыбу.
    Где волны кружатся кольцом -
    Удача была мне, я выловил Рыбу
    С чужим человечьим лицом

    Я рыбы отведал, и пали покровы,
    Я видел сквозь марево дня,
    Как движется по небу витязь багровый,
    Чье око взыскует меня

    Ладони я вскинул - но видел сквозь руки,
    И вот мне вонзились в лице
    Четыре зрачка на сверкающем круге
    В кровавом и страшном кольце

    И мысли мне выжгло, и память застыла,
    И вот, я отправился в путь
    И шел я на Север, и птица парила,
    И взгляд мой струился как ртуть

    Я спал под корнями поваленных елей,
    А ел я бруснику и мед
    Я выткал надорванный крик коростеля
    Над зыбью вечерних болот

    И в странах бескрайнего льда и заката.
    Где стынет под веком слеза,
    Пою я о брате, зарезавшем брата
    За Рыбу, чья пища - глаза...

    Сергей Калугиным 1992г.

    0

РЕПЛИКИ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Лента
  • Новостей
  • Аналитики
Показать ещё Показать ещё Показать ещё

Вход

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь