Религиозная мина под Россией. El Murid


В самом центре России стремительно набирают популярность наиболее радикальные виды ислама — салафизм и ваххабизм.

Молодёжь Башкортостана, Татарстана, Саратова и даже Челябинска на  глазах действующей власти активно вступает в ряды подпольных религиозных организаций. Рано или поздно это приведёт к возникновению «новой Чечни» посреди России. Когда это произойдёт? Почему российские власти не решают проблемы радикального ислама? Как это связано с «Болотной площадью» и фактором внешнего управления Россией? Анатолий Эль-Мюрид предупреждает нас об опасности.

Когда взорвется исламское Поволжье?

-В нашем исламском Поволжье и не только там, на Урале, в северных газовых регионах, на Кавказе в принципе происходят те же самые процессы, что и по всей стране. Идет деградация: деградирует экономика, промышленность, образование, культура, сознание людей очень сильно упрощается. Поэтому люди, особенно молодежь, они не очень способны воспринимать какие-то сложные системные конструкции. Поэтому они тяготеют к более простым решениям, к простым воззрениям. В том числе, к более простой идеологии. Поэтому всплеск медленной, постепенной, но по динамике всплеск роста радикальных исламских настроений в наших исламских регионах совершенно естественен. Салафизм – это достаточно примитивная идеология, которая более похожа на комиксы американские, где есть хорошие парни, есть плохие парни – хорошие всегда побеждают. То есть, люди, наученные Голливудом: железными человеками, чужими и прочее, - они такую идеологию тоже воспринимают достаточно спокойно, просто и на этом все понятно. Поэтому радикальная исламизация в наших исламских регионах, к сожалению, это объективный процесс, и он решается полицейскими методами. Можно сказать, та экономическая система, в которой мы сейчас живем, она подразумевает, что обогащение является высшей ценностью. Поэтому все условности, все этические нормы подстроены под обогащение. Поэтому возникает та элита, которая пирамидально выстраивает свою систему отношений, свою систему власти и не пускает туда никого. Возникает, в том числе, социальное напряжение. И ко всему прочему, у нас в России на сегодняшний день огромный наплыв иммигрантов. Они в основном пытаются мигрировать в центральные мегаполисы: в Москву, в Питер, однако в том числе в Казань, очень серьезный наплыв в Поволжские крупные города: Саратов. Как раз Саратов называют одной из ваххабитских столиц Поволжья. Как ни странно, не Татарстан, а вполне российский Саратов. Поэтому такая ползучая исламизация и радикализация региона, конечно, идет сама по себе. К ней добавляется еще и сепаратизм. Та ситуация, которая возникла в начале 90-ых, когда Ельцин предложил региону брать суверенитета столько, сколько они проглотят. Она дала, скажем так, местным элитам, в первую очередь, Татарстанским, Башкирским элитам возможность вкусить эту сладость свободы. Они, естественно, заинтересованы в том, чтобы, в том числе, сегодня их противостояние с федеральной властью были какие-то более весомые аргументы в пользу отъема полномочий. И ваххабиты в этом смысле являются вполне нормальным инструментом для того, чтобы давить на федеральную власть и говорить, что если не мы, то с ними не справится никто. Поэтому существование ваххабитов в таком более менее управляемом русле, оно, в том числе, выгодно и для местных национальных элит. Но проблема в том, что ваххабиты в принципе не управляемые. То есть, с ними невозможно договариваться ни о чем. Точно так же, если бы царское Правительство попыталось наивно о чем-то договориться с большевиками. С ними в принципе невозможно договориться, потому что у них была очень четкая, своя жесткая идеология, не соглашательская. Поэтому эта вся совокупность факторов ведет к тому, что действительно в Поволжье, на Урале, частично на Кавказе существует вероятность исламского если не взрыва, то, во всяком случае, серьезного противостояния с существующей властью. Но когда это произойдет - непонятно. Это как в Турции: вчера было все хорошо, сегодня вдруг народ вышел. То есть все это копится, копится и в конечном итоге как землетрясение в какой-то момент происходит срыв.

Почему официальные власти не решают проблему роста радикального ислама в Поволжье и на Урале?

-Я не так давно написал книгу, которая называется «Если завтра война», она вышла в издательстве «Книжный мир». И как раз ситуация с Поволжским регионом, с исламскими регионами в нашей стране я попытался там более менее подробнее расписать и озвучить. Силы, которые пытаются использовать эту ползучую исламизацию, они находятся как внутри страны, так и вне нашей страны. Скажем, если мы вспомним про Болотную площадь, про белую ленту, то можно сказать, что сейчас на примере Турции клонирование практически Болотной площади сегодня. Это был вариант легкой Цветной революции не направленный на снос существующего режима. Это было такое легкое напоминание действующей власти, чтобы она не сходила с того пути, которое более менее предписан. Во всяком случае, чтобы не выходило за установленные рамки. И у нас, и в Турции на сегодняшний момент эта Цветная революция не принимает таких жестких форм, как арабская весна в той же Сирии, в Ливии, в Йемене и даже в Египте. В любой момент, если власть не будет понимать намеков, всегда можно будет подключить новые инструменты. Как раз радикальный ислам плюс сепаратисты, они и являются тем инструментом, который может интенсифицировать этот внутренний конфликт в стране. Если власть, скажем, поймет намек, который был ей дан на Болотной площади, тогда салафиты и сепаратисты останутся в резерве главного командования. Если не поймет, тогда на любой чих они взорвутся, как они взорвались в Турции.

Почему протесты в Турции аналогичны нашим митингам на Болотной?

-Если, опять-таки, брать за пример ту же Турцию, то нужно четко сказать, что власти ставят какое-то условие и это условие подкрепляется признаком народного бунта и народных волнений. На мой взгляд, события на Болотной площади были синхронизированы с Президентскими выборами совершенно не случайно, потому что когда Путин объявил, именно он, а не Медведев, что он будет избираться Президентом. Люди, которые готовили программу приватизации не приватизированных активов, так называемую приватизацию 2.0. Они, естественно, были крайне заинтересованы в том, чтобы эта приватизация прошла в те строки, в тех объемах и в том направлении, в котором она была разработана. Поэтому Путину попросту дали понять, что если он попытается эту приватизацию провести как-то иначе, а может быть даже и свернуть в какой-то степени, то за Болотной могут последовать более жесткие события, которые все-таки вынудят его принимать более правильные решения с точки зрения тех, кто эту программу разрабатывает. Та же самая история очень близкая к тексту сейчас происходит и в Турции. Ардаган категорически не хочешь воевать в Сирии, потому что в существующих условиях это катастрофа для Турции. Несмотря на то, что эта война ему нужна, она ему выгодна, он не рискует принять такое решение. И такая неустойчивая позиция Ардагана очень сильно не нравится как Аравийским монархам, в первую очередь Саудовской Аравии, так и условному западу, подзападу нужно понимать, в первую очередь, англичан и французов. И поэтому, скорее всего, те события, которые происходят в Турции, они финансово подпитываются из Аравийских монархий, а чисто технологически с точки зрения технологий Цветных революций, они отрабатываются именно западными партнерами, в том числе, американцами. И цель этой легкой Цветной революции на сегодняшний момент это заставить все-таки Ардагана под угрозой признания его кровавым диктатором принять решение все-таки об интенсификации конфликта с Сирией. Что из этого получится, - сказать трудно, но эти аналогии между нашими и турецкими событиями очень серьезно прослеживаются.

Путин правильно понял намек "Болотной"?

-На мой взгляд, Путин если и понял намек, то не совсем до конца, потому что, естественно, он представляет собой все-таки немного иные силы, немного иные кланы, чем тот же Медведев за которым больше стоят кавказские кланы. И нынешняя зачистка Кавказа, в том числе и Казахстана, это, скорее всего, отголоски борьбы. Потому что приватизация – это очень лакомый кусок, это чудовищно огромная собственность вокруг которой идет борьба, и она когда-нибудь выплеснуться наружу. То есть, мы можем не отследить больше по отголоскам. Арест мэра Махачкалы он, в первую очередь, связан с зачисткой неугодных Путину кланов, в том числе, на Северном Кавказе. Потому что как раз Северный Кавказ обладает колоссальными финансовыми ресурсами просто благодаря тому, что мы ими откупаемся сейчас от Кавказа, платя туда невероятные деньги, которые непонятно куда уходят. Потому что на Северном Кавказе, как не было промышленности, так ее и нет. То есть, там есть некие списки: построены теплицы, построен гравийный завод, построен огромный стадион «Анжи», но по большому счету эти деньги непонятно куда уходят. Они, естественно, могут быть обращены на подпитку салафитского подполья и на Кавказе, и в Поволжье, и в других северных регионах. Поэтому решение совершенно логичное: начать защищать те кадры, те кланы. Поэтому, скорее всего, мы должны ожидать не только Болотную, но и подтягивание каких-то исламистов для того, чтобы намекнуть Путину, что он все-таки не совсем правильно понял намеки.

Концептуал.ТВ

Комментарии «Религиозная мина под Россией. El Murid»

РЕПЛИКИ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
Лента
  • Новостей
  • Аналитики
Показать ещё Показать ещё Показать ещё

Вход

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь