Писатель откровенно мистифицирует нас


"Литературная газета" о книге Сергея Алексеева "Чёрная сова"

I605_litgazeta_650x460

Одно из самых авторитетных российских изданий, "Литературная газета", опубликовало подробную и вдумчивую рецензию на книгу Сергея Алексеева "Чёрная сова", вышедшую в издательстве "Концептуал". Ознакомиться с ней стоит не только для того, чтобы узнать профессиональное писательское мнение о книге популярного в нашей среде автора, но и с целью получить наслаждение от качественного критического текста. Мы, жители второго десятилетия 21 века, уже отвыкли от полноценных, настоящих критических статей.

ДО РЕАЛИЗАЦИИ ОДИН ШАГ

Если честно, я никогда не был любителем жанра фэнтези. Ни в его западноевропейской ипостаси, где плетутся пространные саги, в которых действуют рыцари, маги, гоблины, орки и прочая нечисть, равным образом относимая и к неопределённому прошлому, и к абстрактному будущему. Ни в славянском неоязыческом обличье, когда книги наводняют отряды несгибаемых русичей, мужественно обороняющих родную краину от ворогов и супостатов, а дома их ожидают верные ясноглазые Добряны, Любавы и Тайнины, бережно хранящие тепло домашнего очага.

У такой литературы есть своя читательская аудитория, знатоки и фанаты; она имеет полное право на существование. Лично же мне это направление в словесности казалось бегством писателя и читателя от действительности, средством ухода от насущных проблем в сферу вымысла и фантазии.

Но чтобы стоять на такой точке зрения, тоже нужна аргументация, надо освоить литературный массив, иначе неизбежно сползёшь на позицию: «Я такого-то не читал, но осуждаю». Словом, новую книгу Сергея Алексеева «Чёрная сова», по всем признакам относящуюся к данной категории художественной прозы – и название, и оформление в соответствующем духе: крепкий бородач (смахивающий на автора) обнимает рыжеволосую, украшенную амулетами и татуировками красавицу, – я открывал не без тревоги.


Но знакомство с текстом заставило усомниться в исходном посыле. А относится ли эта история, изобилующая фантастическими событиями и образами к жанру, столь популярному у молодёжи?

С. Алексеев принадлежит генерации наших писателей, которые уверенно заявили о себе накануне перестройки. Анатолий Буйлов, Вера Галактионова, Владимир Карпов, Пётр Краснов, Юрий Сергеев, чуть более молодые – Юрий Доброскокин, Пётр Паламарчук, Михаил Щукин – все они вполне состоялись как прозаики, но их творческая биография, как и судьба следующего за ними поколения, пришлась на период, когда, как говорится, распалась связь времён. По законам эволюции они должны были возглавить журнально-издательский процесс, занять передовые места на литературном олимпе, но не заняли…

Почему так произошло? Однозначного ответа тут, вероятно, не существует. Но не последнюю роль сыграла их приверженность к традиционным эстетическим и нравственным ценностям, принадлежность к традиции русского реализма. А эту методологию в 90-е и нулевые годы отодвинули на периферию культурной жизни, и лишь сегодня она переживает реабилитацию.

«Чёрная сова» показывает, что в принципе писатель остался верен своей манере. Да, в повествовании немало генетических признаков упомянутого жанра: это приключенческая история с элементами детектива, фантастики. Напряжённый сюжет, выстроенный в двух временных планах: на одной линии главный герой геодезист Андрей Терехов выполняет задание на алтайском плато Укок и становится свидетелем, а также участником головокружительных авантюрных событий. Волею судеб он втягивается в легенду об откопанной шаманке, которая обратилась в чёрную сову и не даёт покоя мужчинам, оказавшимся в поле её чар. Она вовлекает героя в сложные отношения с местными пограничниками, алтайскими кочевниками, таинственными женщинами и всевозможными чудесами. На пространстве плато происходят непостижимые события: пропадают и появляются кони, бродят единороги, открываются порталы в параллельные миры и времена.

Другая линия, более поздняя по времени, связана с появлением Терехова в городской среде в сопровождении странной женщины, которая подозрительно напоминает реинкарнацию той самой чёрной совы: избегает солнечного света, дичится людей, совершает всевозможные оккультные ритуалы. Геодезист с большим трудом пытается вернуть её в сообщество людей, выправляет нужные документы, перевозит на Таймыр…

Не стоит раскрывать интриг увлекательного сочинения, тем более что не перипетии сюжета здесь наиболее значимы. В отличие от других книг этого типа в романе действуют не безликие стереотипные персонажи, а живые полнокровные люди. Сам Терехов, его товарищи – Репьёв, Кружилин, Рыбин, Рубежов, Ёлкин – снабжены ёмкими психологическими характеристиками, живут, действуют и думают как узнаваемые человеческие типы.

Гибкий язык «Чёрной совы» фактурен, плотен, он выпукло и выразительно рисует мир окружающей природы, и даже фантастические происшествия описываются с предельным ощущением достоверности: «Зеркальное мутное полотно на стене сначала покрылось радиальными трещинами, словно от мощного тупого удара в середину, затем, по спирали, выстрелило сотнями кривых осколочных ножей, густо осыпая пространство вокруг».

Словом, трудно удержаться от предположения, что писатель откровенно мистифицирует нас, под видом фэнтези предлагая добротный реалистический текст. Сергей Алексеев остаётся верен и самому себе, и канонам корневой русской классики.


Сергей Казначеев 

Комментарии «Писатель откровенно мистифицирует нас»

РЕПЛИКИ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2
Лента
  • Новостей
  • Аналитики
Показать ещё Показать ещё Показать ещё

Вход

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь