Первый после Бога


В России царь, как бы мы его не называли – президентом, генсеком или самодержцем – всегда фигура особенная.

__

В России царь, как бы мы его ни называли – президентом, генсеком или самодержцем – всегда фигура особенная, заведомо исключительная, стоящая над всеми на недостижимой высоте. Царь в России всегда первый после Бога, и старинная поговорка «До Бога далеко, до царя далеко» только подчеркивает его исключительное положение. Вот и на пресс-конференции по итогам первого года  глава ВЦИОМ Валерий Федоров еще раз подтвердил, что «уровень доверия Путину максимальный по сравнению с другими политиками».

В таком положении вещей есть свои плюсы и минусы. С одной стороны, исключительное положение первого лица облегчает его руководящую работу, консолидирует и мобилизует общество, делает невероятно эффективной государственную власть и страну в целом. Все мы знаем примеры из истории, когда в считанные месяцы положение в стране менялось к лучшему практически одной только волей царя, достаточно вспомнить грандиозные перемены первых двух лет правления Путина. Если народ и царь едины, Россия способна на настоящие чудеса.

Но горе царю и беда народу, когда это единство нарушено. А оно по каким-то мистическим причинам всегда и неизбежно исчезает, улетучивается, как нежная химия любви и взаимности в отношениях уже не столь юной красотки и возмужавшего, ищущего новых приключений молодца. Но красотка упрямо отказывается верить в очевидное, а молодец откровенно тяготится той, о которой когда-то не смел и мечтать. Возможно, ответ на вопрос «почему» более чем банален: возраст, старость, упадок сил. Так или иначе, но практически все цари России начинали за здравие, а заканчивали за упокой. Ельцин и Брежнев, Хрущев и Сталин, Николай II, Петр I, Иван Грозный – это только самые известные правители, на своей судьбе испытавшие этот странный закон. Кого мы любили и чтили из недавно ушедших? Кого не успели разоблачить спустя год-другой-третий после смерти?

Особенность правления Путина в том, что власть он получил от Ельцина, сознательно нарушившего этот древний закон. Ельцин сам отказался от власти и передал ее другому, чтобы спасти и себя, и народ, и тогда это решение обрадовало и устроило всех. Казалось, ему удалось перехитрить саму природу загадочной царской власти в России, сделать политические отношения в нашей стране и более человечными, и более логичными, разумными и предсказуемыми.

Путин по-своему продолжил и развил эту попытку. Первые годы он часто говорил о том, что не считает себя «царем», но – всего лишь менеджером, управленцем на службе народа. Он и его команда и в самом деле сделали много для народа и государства, которые стояли на краю катастрофы пострашнее той, что случилась в 1917 году. Примерно до 2005 года, несмотря на то, что фактическое положение в стране оставалось еще очень тяжелым, многим казалось, что в России началось настоящее возрождение государственности и, более того, неких таинственных высших начал, которые откроют всему миру новые горизонты. Ведь столь огромная и значительная страна как Россия не может быть всерьез озабочена одними лишь вопросами потребления? Россия, с ее мессианством, загадочной русской душой и великими, поистине космическими пространствами? Кто дал нам право на их освоение? Разве не великие идеи Православного Рая на Земле, Третьего Рима и Первого в мире справедливого государства трудящихся? Неужели кто-то может отрицать эти истины, очевидные для любого, кто хотя бы чуть-чуть знаком с нашей историей? Неужели кто-то может рискнуть нарушить извечный путь Росии в заоблачные дали, в легендарное Беловодье, к сказочному могуществу Правды, которое только и дает нам силы и право жить на самой прекрасной, самой богатой и самой великой земле планеты?

Неужели найдётся некто, и попытается нарушить этот тысячелетний процесс, на радость нашим врагам и на разочарование – соратникам и друзьям?

Сегодня, спустя 13 лет после попытки Ельцина переломить иррациональный ход российской истории, мы все чаще и чаще начинаем задумываться над тем, что таким человеком, похоже, как раз и оказался Владимир Путин – управленец, а не царь, первый после Бога, ставший вторым после Ельцина правителем новой России. Как мы слишком хорошо знаем, все свои силы он потратил на задачу «улучшения благосостояния россиян». Вот и участники опроса ВЦИОМ отмечают главное положительное изменение в жизни страны, связанное с именем Владимира Путина: «повысился уровень благосостояния граждан, зарплаты, пенсии, пособия, жизнь стала лучше». Но если в 2008 году так считали 25 процентов опрошенных, то в 2013 – только 11. И дело тут не только в мировом экономическом кризисе, который принято отсчитывать в России с 2008 года. Русские и россияне, каждый по-своему, отчетливо почувствовали главную угрозу, главный недостаток «обновленного Путина» – уход от принципиального решения принципиальных вопросов в область популизма и потворства настроениям потребительства и, в конечном итоге, разложения. Поэтому-то в 2008 году о том, что в стране стало больше порядка, говорили 14 процентов опрошенных, а в 2013 – только 5. В 2008 году 9 процентов отмечали, что восстанавливается экономика, промышленность, в 2013 – только 3. И если в 2008 году только 1 процент был уверен, что в стране нет положительных изменений, то в 2013 году таких оказалось уже 12 процентов. И это при том, что сам Путин не упускает случая убедить людей в обратном.

То есть – жить стали лучше (11 процентов), но положительных изменений нет (12 процентов). На первый взгляд, глупость, или загадочный парадокс. Но любому, кто прожил эти годы не просто в России, а вместе с Россией, понятно, что ничего странного в таких выводах нет.

Пожалуй, главный вывод, главный урок прошедших 25 лет, который все отчетливее слышен среди людей, можно сформулировать так: хорошо, конечно же, жить богато, но – совсем необязательно. Главное – жить достойно, правильно. Отсюда и массовые движения за пресечение незаконных действий в самых разных сферах, и, отчасти, за вычетом политтехнологий и происков реальных врагов, набирающее силу протестное движение. Характерно, что движение это заметнее всего как раз в крупных и сытых городах, где люди уже наелись, приоделись и задумались о сути происходящего, о том, куда и как движется страна. По большому счету, самые добросовестные из них выражают протест против такой цены благосостояния, такой ситуации, когда многочисленные потребительские блага достигаются, по сути, за счет будущего страны, за счет ее деградации и грядущего упадка.

В этой ситуации «царь Путин» отказывается признать и понять то, что давно уже, еще в годы правления его «преемника» Медведева, понял народ. Он делает некие заявления, совершает некие ритуальные действия, но Нового Слова, которое бы прозвучало набатом, всколыхнуло бы страну и вернуло бы ее на нормальный исторический путь – нет. Иногда кажется, что мысленно Путин остается в начале нулевых, когда в первую очередь важно было выжить и остановить распад всего и вся. Он и его команда справились с этой задачей и остались почивать на лаврах, как будто бы и в самом деле не понимая, что все, что не развивается, неизбежно обречено на упадок и развал.

Поэтому так много общего в политической и экономической жизни современной России с временами начала распада СССР. Природу и Историю не обмануть, страна должна вернуться на свой исторический путь, а Народ и Царь – восстановить сакральное единство своих действий. По плечу ли эта задача Владимиру Путину?  Или на помощь должен прийти кто-то другой? Судя по результатам опроса ВЦИОМ, народ все еще верит в Путина, но вера эта постепенно слабеет, не находя подтверждения в действиях Самодержца.

Когда-то Николай II уже попытался отказаться от иррациональной составляющей миссии Царя и стать «просто» интеллигентным управленцем на троне. В многочисленных воспоминаниях того времени часто можно найти прямые указания на то, что именно этого отказа от своего высшего предназначения, в конечном итоге, не поняли и не простили ни гвардия, ни армия, ни народ. Отказ от высших ценностей, уступка силам деградации свели на нет усилия величайшей в истории России эпохи рекордного демографического роста. Развитие обернулось распадом. Так у самой вершины застигнутый туманом альпинист, потеряв из вида вершину, отказывается от утомительного восхождения и делает роковой шаг вниз, в пропасть, в небытие.

Вершины — обитель Бога, и великая служба Царя рода людского – неуклонное движение вверх.

Олег Ларионов.

Другие материалы

Комментарии «Первый после Бога»

РЕПЛИКИ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
Лента
  • Новостей
  • Аналитики
Показать ещё Показать ещё Показать ещё

Вход

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь