Китай vs США. Валентин Катасонов


Чего боится Дональд Трамп?

Стоит ли удивляться тому, что все последние действия Китая на глобальной экономической арене вызывают в США настоящую панику?.. А ведь Америка сама практически полностью ликвидировали у себя материальное производство, перегрузила балансы своих крупнейших банков неликвидными деривативами, а все разработанные технологии, включая часть военных, запустила на производства Китая и Тайваня.

Реалистична ли в таких условиях мечта Дональда Трампа об Америке «great again» и какими способами новый американский президент будет «ставить на место» Поднебесную рассказывает профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук Валентин Юрьевич Катасонов.

Каковы, по вашему мнению, основные направления разворачивающегося экономического противостояния между Китаем и США?

Валентин КАТАСОНОВ: Я должен вам сказать, что противостояния, прежде всего, обусловлены тревогами США по поводу того, что Китай может занять место США. Сначала занять в мировой торговле. Собственно, Китай уже занял это первое место в мировой торговле. Затем в мировой экономике. Затем в такой сфере мировой экономики, как инвестиции, в такой сфере, как валюта. А затем, может быть, Китай попытается и захватить лидирующие позиции в мире глобальной политики. Вот такой алгоритм.

Что касается основных противоречий между США и Китаем на сегодняшний день, то это, конечно, бросающееся в глаза громадное отрицательное сальдо торговли между указанными странами. Напомню, что в 2016 году по разным источникам, я немножко округляю, дефицит торгового баланса США составлял 750 миллиардов долларов. Примерно половина этого отрицательного сальдо приходится на торговлю с Китаем. Поэтому Дональд Трамп, когда он ещё проводил свою предвыборную кампанию в прошлом году, он сразу сказал, что мы поставим Китай на место, мы при необходимости введём повышенные импортные пошлины, чтобы остановить экспансию китайских товаров. Мы добьёмся того, чтобы Китай не демпинговал. Я имею в виду в данном случае валютный демпинг, то есть использование заниженного курса юаня для стимулирования своего экспорта по миру и особенно в США. И так далее, и тому подобное. То есть торговое как бы направление – это главное. Безусловно, что есть и другие направления.

Скажем, такое направление как выставление барьеров на пути китайских инвестиций в американскую экономику. США на протяжении нескольких десятилетий, когда началась эта либерализация, а либерализация началась в 70-80-е годы прошлого столетия, они говорили, что необходимо ликвидировать любые барьеры для трансграничного движения капитала. И действительно где добровольно страны отказались от таких барьеров, а где в принудительном порядке, но сегодня действительно свободное движение капитала со всеми отсюда вытекающими «прелестями». И тут неожиданно вдруг США нарушают принцип свободного движения капитала, а это один из догматов Вашингтонского консенсуса и начинают отклонять заявки Китая на покупку пакетов акций долей в капитале различных американских компаний под предлогом, что это компании, которые имеют стратегическую значимость для США.

Дальше, конечно, США озабочены действительно заниженным курсом юаня. Но на самом деле, мне кажется, Дональд Трамп здесь не до конца разобрался, потому что всё-таки и на данном этапе исторического развития Америке нужен не заниженный, а завышенный курс доллара. Трамп ведь боролся за Белый дом, имея в виду, что он вернётся к той старой доброй Америке, которая базировалась на промышленности, которая бы обеспечивала экспорт американских товаров во все страны мира. Безусловно, что в этом случае нужен заниженный курс доллара. А если Америка опирается, ориентируется не на экспорт товаров, а на экспорт капитала, то соответственно, ей нужен наоборот завышенный курс доллара. Поэтому последнее время как-то тема заниженного курса юаня перестала звучать в риторике американского президента и его окружения.

Конечно, такое направление как североамериканская интеграция, США сейчас пытаются провести ревизию этого соглашения НАФТА – это аббревиатура этой интеграционной группировки, в которую входят три государства: США, Канада и Мексика. Действительно, и в торговле с Канадой, и особенно в торговле с Мексикой США тоже имеют очень большой дефицит торговли. Конечно, Мексика ещё доставляет неприятности по другим причинам, потому что Мексика рядом. В Мексику утекает американский капитал. В Мексику переносится производство. Соответственно, теряются рабочие места. То есть Трамп, он как бы исходил из того, что надо вернуться в те старые добрые времена и опять сделать Америку промышленной. Но понимаете, нельзя одновременно, чтобы Америка была и промышленной и финансовой, тут надо выбирать. Мне кажется, что в данный момент всё-таки те, кто выступает за сохранение статуса Америки, как финансовой державы, они победили. Поэтому соответственно и вопросы валютного курса доллара и обвинения других стран в том, что они проводят валютную войну против доллара и других свободно конвертируемых валют – это тематика, она как-то сейчас уходит в тень.

Так что очень много разных аспектов, но вот в последнее время, конечно, говорят ещё о таком аспекте, как вытеснение России из Европы. Особенно с рынка природного газа. Собственно, все эти положения, они заложены в законе, который был подписан на днях американским президентом. Собственно, это особенно и возбудило Европу, которая считает, что она должна всё-таки блюсти свои экономические интересы. Тут, в общем-то, отчасти я могу сказать, почему Европа достаточно толерантно относилась ко многим выпадам со стороны США. Не только потому, что, скажем, Германия полуколония Америки на протяжении более семидесяти лет послевоенной истории. А ещё и потому, что баланс торговли между США и Европой складывается в пользу Европы. Это очень такая сладкая кость и, безусловно, что Европа понимает, что если она начнёт сильно огрызаться, то у неё эту кость отберут. Статистика показывает, что в последние годы, даже в последние десятилетия это сальдо измерялось десятками миллиардов долларов. По-моему в 1996 году это было даже 150 миллиардов долларов. Фактически это вторая дырка в торговом балансе США, после той дырки, которую делает Китай. Поэтому такая идёт тонкая игра. Европейцы вроде как гавкают, но понимают, что слишком сильно огрызаться нельзя, иначе отберут кость. Но при этом складывается такая ситуация: если они не будут гавкать, значит, они получат сжиженный природный газ из США. А сжиженный природный газ США, он как минимум на 30%, а некоторые говорят и на 50% дороже российского природного газа. Поэтому эта сладкая кость исчезнет в течение нескольких лет. По-моему, наиболее прозорливые и сметливые европейцы понимают всю эту игру, но до сих пор не определились.

===============================================================================

Рекомендуем:

Книги Валентина Катасонова в магазине "Концептуал"

===============================================================================

Концептуал ТВ

Комментарии «Китай vs США. Валентин Катасонов»

РЕПЛИКИ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Лента
  • Новостей
  • Аналитики
Показать ещё Показать ещё Показать ещё

Вход

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь