Как юг Западной Сибири станет экономическим центром планеты


Анализ доклада Международного Движения развития и Института демографии, миграции и регионального развития

I605_111

В середине августа Международное движение развития и Институт демографии, миграции и регионального развития представили доклад «Сибирь – новая Центральная Россия, или, как Юг Западной Сибири станет экономическим центром Планеты» со своим видением стратегического развития России до 2030 года. Основной его мыслью является тезис о том, что будущее страны зависит от того, станет ли Сибирь узловым средоточием Российской Федерации, глобальным центром инновационного развития.

Ниже приводится анализ и оценка основных положений доклада.

Русские ценности сверхпродуктивны

Авторы доклада полагают, что русские традиционные ценности могут стать основой модернизации страны.

Данный тезис нуждается в развитии, так как российское общество на современном этапе своей истории в значительной степени поражено духом скептицизма по отношению к своим возможностям и ценностям. Уровень национального гражданского самосознания крайне низок. Крах глобального советского проекта и многочисленные нерешённые проблемы привели к спаду пассионарности российского общества.  


Авторы доклада правы, критикуя неолиберальный взгляд на якобы имеющую место непродуктивность традиционных русских ценностей, однако в современных условиях необходим акцент на раскрытие этих ценностей, их обоснование, создание такого нарратива русской истории, который подчёркивал бы успехи этих ценностей на пути модернизации и прогресса. Недостаточно указать на то, что русские ценности могут способствовать прогрессу, нужно доказать это самому обществу, заставить его переосмыслить свою историю с точки зрения успешного применения этих ценностей на практике. Общество должно поверить в себя, понять, что его ценности уникальны и самодостаточны. Чтобы добиться такого положения вещей необходима широкая государственная политика по работе с общественным мнением, созданием общенациональных смыслов. Это очень большая идеологическая работа, которой в настоящее время практически не занимаются.

Развитие геотермальной энергетики

Авторы доклада считают, что сырьевой базой для развития промышленности Сибири может выступать геотермальная энергетика – закономерный вывод, практическая реализация которого в обозримой перспективе не приведёт к каким-либо существенным результатам в условиях сырьевого изобилия недр Российской Федерации традиционными энергоносителями.

Несмотря на малую вероятность в обозримой перспективе развития сектора альтернативной энергетики, идея об использовании геотермальных недр в промышленном производстве при наличии воли властей и заинтересованности инвесторов могла бы привести к хорошим результатам, стать полем инновационного развития в области возобновляемых источников энергии. Если России удастся успешно овладеть такими технологиями, наша страна сможет стать экспортёром технологических решений в очень важной для современного мира области науки и техники.

Третичная индустриализация против индустриализации «отвёрточной»

К сожалению авторы доклада не дают определения того, что они понимают под «третичной индустриализацией».

По установившейся традиции третичным сектором экономики считается сфера услуг. Переход к господству третичной индустриализации и третичной экономике (в указанном понимании) связан с ростом производительности труда в промышленности, в результате чего высвобождаются ресурсы для развития сферы услуг, в которую включают информационные технологии, связь, транспорт, торговлю, туризм, здравоохранение. Сфера услуг – проявление развитого общества потребления, постиндустриального общества. На базе третичной экономики основана информационная экономика образования, научных исследований, глобального маркетинга, банковских, финансовых и других услуг, связанных с организацией и планированием производства.

При внимательном рассмотрении экономических реалий российского общества сложно согласиться с тем, что именно третичный сектор экономики и третичная индустриализация – ключ к экономическому возрождению России на несырьевых рельсах. Учитывая высокую степень износа инфраструктуры часто более актуальными проблемами выступают первичный и вторичный сектора. Особенно вторичный сектор. Первичный сектор – добыча и переработка сырья, вторичный – производство промышленных изделий. В погоне за развитием третичного сектора можно окончательно утратить вторичный. В этих условиях необходимо сохранить и не потерять, развивать то, что уже есть. Не может быть современного общества с развитым третичным сектором, если падают спутники, налицо тенденции упадка в авиакосмической сфере, отсутствует необходимая для востребованности инновационных решений и интеллектуальных кадров производственная база.

Для России, как страны-носительницы особого цивилизационного кода, крупнейшего государства мира, наделённого огромными сырьевыми ресурсами, невозможно делать ставку на развитие постиндустриального общества в тех формах, которые оно приобрело во многих небольших по территории и военно-политически зависимых от блоковых структур странах Запада. Для выживания такого государства, как Российская Федерация необходимо иметь индустриальную базу. В российских условиях отсутствие такой базы делает третичный сектор роскошью. Провал Сколково и Роснано – примеры утопичности представлений о том, что в России можно развивать третичную экономику, пренебрегая вторичным сектором. Россия не Сингапур и не Тайвань, а значит, не сможет выжить, производя только высокотехнологичный интеллектуальный продукт и услуги.

Проблемой развития третичного сектора экономики является необходимость наличия связи между третичной и вторичной экономикой. В России очень ярко высвечивается эта проблема. Развернувшаяся вокруг реформы Академии Наук дискуссия показывает насколько далеко оторвалась наука от экономики. В стране не востребованы высокотехнологичные решения, потому что отсутствует производственная база для их внедрения, нет мощных транснациональных корпораций российского происхождения, которые могли бы внедрять технологии, давать им реальную производственную жизнь, опираясь на производственную базу в третьих странах и производя интеллектуальный информационный постиндустриальный продукт в стране. Те же процессы происходят и с высококвалифицированными кадрами – в стране отсутствует спрос на учёных, в условиях отсутствия производства им не к чему прикладывать свои интеллектуальные силы. 

России необходима индустриализация и производство, создание рабочих мест для инженеров и рабочих. На этой основе и в связи с ней может развиваться третичная экономика. 

Совершенно неочевидной представляется связь, которую авторы доклада усматривают между третичной индустриализацией и изменениями демографической ситуации в стране. Практика развитых стран говорит о том, что экономический рост за счёт третичных секторов экономики приводит к демографическому спаду, общество потребления не способствует росту рождаемости. Авторы полагают, что если Россия пойдёт по предложенному ими пути, ситуация изменится в противоположном направлении. Некоторые положительные изменения демографического характера, на которые надеятся авторы доклада, могут произойти только в случае успеха их проекта возрождения Сибири. В действительности же корни демографических проблем России лежат гораздо глубже – кроме социально-экономических причин существуют причины нравственные и идеологические. В стране отсутствует поддерживаемая государством и понятная обществу система ценностей и моральных приоритетов. Традиционные семейные ценности не являются приоритетом для современных россиян.

Размосквичивание

Совершенно верно, что факт гиперцентрализации страны и постоянного расширения Москвы приводит к дисбалансу общегосударственного развития. Однако данный процесс был обусловлен историческими обстоятельствами, на современном этапе это в значительной степени не результат целенаправленной «москвацентричной» политики, а продолжение устоявшейся тенденции. Даже при желании властей изменить положение, перенести столицу в Сибирь или на Дальний Восток значение Москвы будет меняться достаточно медленно, так как Москва является узловой точкой России не только как политический центр, но и как средоточие транспортных путей.

Сибирь и Дальний Восток России с точки зрения их ресурсного потенциала и месторасположения действительно должны быть первым геополитическим районом России, однако исторические примеры говорят о том, что не всегда экономическая целесообразность может изменить сложившиеся политические традиции и стереотипы. История Византийской империи даёт нам такой пример. Никейская империя – государство, образовавшееся на территории северо-западной Анатолии после захвата Константинополя крестоносцами в 1204 году и существовавшее до 1261 года получила название по имени своей новой столицы. Никейская империя была крупнейшим из подобных образований, её императоры продолжали считать себя настоящими правителями Византии. После захвата в 1261 году Константинополя и возрождения Византийской империи Михаил VIII Палеолог перенёс столицу из Никеи обратно в Константинополь. Между тем ряд историков, в том числе такой авторитетный византинист, как Ф.И. Успенский оценивали перенос центра византийского государства в старую столицу, как стратегическую геополитическую ошибку. Империя зависела от активности и мощи на востоке, а столица была перенесена на запад. Огромный Константинополь всегда питался соками провинций, но с течением времени его месторасположение перестало быть адекватным геополитическому положению государства. Императором было необходимо сконцентрироваться на восточной политике, но сила традиций влекла их на Запад. После захвата Константинополя Никея потеряла своё важное столичное значение, стала обычным провинциальным городом Византии. Постепенно земли бывшей Никейской империи захватили турки-османы, к 1330 территория бывшей Никейской империи стала ядром молодого и агрессивного Османского государства. Этот исторический пример говорит о том, что даже при очевидной необходимости переноса центра политической и экономической тяжести государства в другой регион власти не всегда готовы предпринять такой шаг.

Более современные примеры свидетельствуют о том, что можно перенести политический центр страны, однако очень сложно перенести центр экономический. М.К. Ататюрк перенёс столицу Турции в Анкару, но Стамбул по-прежнему остался экономическим центром страны и её самым крупным городом. Тоже самое справедливо и в отношении Бразилии, экономическим центром которой, несмотря на наличие новой политической столицы по-прежнему является (несколько уступая Сан-Паулу) Рио-де-Жанейро,.

Без политической воли и активных действий по постепенному снижению статуса Москвы, как ключевой точки России Дальний Восток не станет «форпостом русского развития, геокультурным центром России и новой большой страны на постсоветском пространстве».

Авторы доклада желают инициировать общественную дискуссию о перспективах развития страны. Так проект переноса столицы они увязывают с процедурой самоопределения властей города и общественности, которые были бы готовы создать «город-штаб» индустриализации. В условиях политических реалий перенос столицы в Сибирь возможен только при наличии политического решения в Москве. Маловероятно, что новая столица сможет заменить Москву и в обозримой перспективе стать равнозначным ей драйвером экономического роста в регионе.

Транспортно-логистическая инфраструктурная платформа

Одной из наиболее обоснованных, назревших и интересных частей доклада является раздел посвящённый развитию железнодорожной инфраструктуры.

Эта часть доклада заставляет вспомнить о геополитической концепции Хартленда, выдвинутой Хэлфордом Маккиндером в начале XX столетия. Английский геополитик считал Евразию – осевым регионом земли, тем местом, которому суждено доминировать над миром. Видимо исходя из этой посылки авторы постоянно подчёркивают «планетарный» характер своего проекта. Важно отметить, что создавая свою концепцию Хартленда Маккиндер был убеждён, что территория России неминуемо покроется густой сетью железных дорог. Однако геополитическое пророчество, сделанное в 1904 году так и не оправдалось. Несмотря на громадные евразийские пространства, Россия по состоянию на 2010 год занимала по протяжённости железных дорог второе место в мире после США (124 000  и 224 792 км. соответственно). Если учесть разницу географического пространства занимаемого этими странами  (9 363 000 и 17 075 400 кв.км) контраст станет ещё более разительным.

Несмотря на то, что со времён Маккиндера мир изменился, бурное развитие приобрёл авиационный транспорт, железные дороги – необходимая составляющая существования обширного государства. 

Железнодорожная сеть должна связать с центральной Россией Сибирь и Дальний Восток. Необходим стратегический план строительства железных дорог по всей стране. Это очень масштабная и дорогостоящая задача, однако скоростные железные дороги, развитие транспортной инфраструктуры – единственный способ интеграции государства. Сеть железных дорог должна стянуть регионы Российской Федерации между собой, увеличить интенсивность обмена товарами и людьми, сделает государство в целом более современным, мобильным, повысит взаимосвязь между регионами, сделает страну меньше за счёт сокращения времени в пути между регионами. Последние решения правительства в данной области позволяют надеяться на то, что программа железнодорожного строительства будет доведена до конца, а сеть железных дорог расшириться на большую часть регионов России.

Важным звеном в развитии транспортной системы страны будет поддержанная авторами доклада реализация проекта строительства Северо-Сибирской железнодорожной магистрали.

Иранско-Российский Сибирский экономический мост и Трансазийский коридор

Большое место в докладе уделяется проектам экспансии вовне. 

Авторы предлагают связать Арктику с Индийским океаном, создать Трансазийский коридор, который водоводами, энергетическими и транспортными магистралями свяжет север Западной Сибири с Центральной Азией.

 В условиях массы нерешённых внутригосударственных проблем, в текущий момент времени такой проект нереалистичен, хотя и может иметь перспективы в отдалённой перспективе.

Геополитически верным, но неосуществимым на практике представляется защищаемый авторами проект канала, который соединит Каспийское море с Персидским заливом и разрешит вековой вопрос российской внешней политики о зависимости страны от контролируемых Турцией проливов Босфор и Дарданеллы. Стоит отметить, что поддерживаемый авторами проект имеет вековую историю. В начале 1960-х гг. между Ираном и СССР велись переговоры о строительстве канала. В 1999–2000 гг. по данному вопросу проводились совещания российско-иранской комиссии по торговле и научно-техническому сотрудничеству, однако никаких практических действий не последовало. Проект представляет несомненный интерес, но нуждается в серьёзном экономическом обосновании и, что ещё важнее, политическом ситуационном анализе, так как постройка такого канала будет иметь далеко идущие стратегические последствия, способно изменить геополитическую картину и соотношение сил в Индийском океане. Реализация проекта затронет интересы десятков государств, в том числе Соединённых Штатов Америки и их союзников.

Евразийский Союз начинается в Сибири

Оценки авторами доклада перспектив Евразийского Союза носят мессианский характер, связывают успехи интеграции с теми выгодами, которые Россия может внести в развитие стран Средней Азии. Такая постановка вопроса находится в традиционном для России русле внешней политики – не искать своей прямой выгоды, а исходить из выгоды других. Это порочная практика, стоившая стране миллионы жизней и материальных средств. Хотелось бы чтобы анализ интегрированных проектов проводился через призму национальных интересов Российской Федерации, а не исходил из соображений внешнеполитической престижности и дорогостоящих имперских амбиций.          

Основной проблемой Евразийской интеграции является сложность сочетания интересов внутренней политики России и её внешней политики. Без решения проблем коррупции и эффективности работы государственного аппарата Россия не сможет эффективно справляться с комплексом порождаемых интеграцией проблем – массовой миграцией людей с другими верованиями, культурой и языком. В условиях отсутствия высокоэффективного государственного аппарата с отлаженными механизмами решения миграционных проблем, миграционной и национальной политики, массовая миграция, как следствие интеграции, приведёт к высочайшим негативным социальными, культурными, внутриполитическим и экономическим издержкам. Успешные внешнеполитические проекты должны опираться на успехи внутренней политики. Полномасштабная Евразийская интеграция может принести России успех только если страна будет готова к такой интеграции, прежде всего внутренне.

В последнее время наблюдаются шаги в направлении совершенствования миграционный политики, но это только начало пути. Предстоит большая работа. Евразийская интеграция должна проводиться с большой осторожностью учитывая тот факт, что Россия – многонациональная многоконфессиональная страна задачей которой является сохранение межнационального и межконфессионального гражданского мира в своих границах. Для этого необходимо проведение общегосударственной политики по поддержанию и развитию гражданского национального самосознания, культурной политики по работе с общественным сознанием. Форсированная Евразийская интеграция, не учитывающая указанных внутренних болевых точек современной России будет гибельной для государства.  

* * *

Приводимые авторами доклада аргументы носят достаточно односторонний характер, что негативно скажется на практической реализации предложенной геополитической концепции. Констатируя наличие громадных сырьевых богатств региона они приходят к выводу о том, что экономическое развитие Сибири приведёт к российской экспансии в страны Центральной Азии. Однако наличие сырьевой базы не гарантирует спроса на неё со стороны внешних рынков, не решает структурных проблем модернизации России, заключающихся в неэффективной бюрократии, коррупции и устаревающей инфраструктуре в том числе в областях, в которых Россия была, или пока ещё является, лидером (космос и авиация).

Вызывает тревогу мессианский, романтический, пассионарный подход авторов доклада к потенциалу «планетарной» индустриализации в Сибири. Вызывает сомнение что «создание в регионе планетарного центра новой индустриализации является единственно реалистическим способом перемалывания и ликвидации афганского планетарного центра наркопроизводства». Экономический потенциал Сибири должен, по мнению авторов, быть реализован благодаря «организованной форсированной первичной индустриализации Афганистана и вторичной индустриализации бывшей советской Средней Азии и Ирана и Пакистана, что позволит создать приоритетный рынок сбыта российской промышленной продукции и передовых технологий». Возникают вопросы за чей счёт Россия будет проводить форсированную первичную индустриализацию Афганистана?

Между тем открытым остаётся вопрос, сможет ли Россия конкурировать с Китаем в деле индустриализации этих стран. Кроме Китая источником модернизации региона могут быть страны Запада, кроме мотивов экономической целесообразности существуют политические задачи и национальные интересы других государств. Рассчитывать на внешние рынки можно и нужно, но важно иметь ввиду и более реальные сценарии, прежде всего внутренний спрос, формирование востребованности продуктов отечественной индустрии в России, при условии, что поддержка отечественных производителей не будет приводить к производству товаров не соответствующих уровню высоких мировых стандартов.

Учитывая проблемы развития России в условиях доминирования сырьевой экономики представляется преждевременной и нереальной постановка общепланетарных задач. Внесение в повестку дня подобных вопросов делает государство заложником соображений внешнеполитического престижа, когда из-за необходимости соответствовать громким внешнеполитическим заявлениям приходится жертвовать решением внутренних, более насущных проблем. 

Доклад отличается предельно широким геополитическим подходом к стоящим перед государством вопросам. С одной стороны это хорошо – есть стратегическое видение, с другой – опасно, так как отвлекает внимание от более насущных стратегически значимых проблем индустриализации государства, консолидации общества, борьбы с коррупцией, повышения эффективности государственного администрирования.

Доклад выглядел бы более реалистичным, если бы все предлагаемые в нём мероприятия были хронологически очерчены, было указано в какой последовательности авторы видят их реализацию. По многим позициям указанный в аннотации доклада 2030-й года представляется нереальным, решение отдельных затронутых в докладе вопросов затронет не одно десятилетие и поколение граждан нашей страны.

Геополитические концепции не всегда реализуются в силу того, что не учитывают конкретную историческую действительность, увлекаясь широкими планетарными обобщениями. В докладе затронуты многие болевые точки дальнейшего развития России, однако формы решения этих вопросов, также как и постановка ряда задач представляются спорными и преждевременными. Несомненной позитивной стороной доклада является привлечение внимания общественности к стратегическим проблемам нашей страны и поиску их решения.

Другие материалы

Комментарии «Как юг Западной Сибири станет экономическим центром планеты»

РЕПЛИКИ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
Лента
  • Новостей
  • Аналитики
Показать ещё Показать ещё Показать ещё

Вход

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь