"Эх, зря мы поссорились с Гитлером..."


Диссидентские корни и нацистские плоды польской русофобии

I605_______

Когда недавно в российском Интернете появился список самых непримиримых русофобов на планете Земля, в Польше эта публикация вызвала интерес и... разочарование. В списке, составленном российскими историками-любителями, были американцы, евреи, немцы и куча русских, но не было ни одного поляка. "Для настоящего польского националиста это оскорбление на уровне взятия Суворовым Варшавы! - иронизировал публицист газеты "Речь Посполита" Петр Сквечинский. - А где же мы?!"

В этой фразе - вся "польскость", которая при внимательном изучении очень напоминает русскость. Поляки - люди одновременно и эмоциональные, и порой лукавые; им бывают свойственны и бахвальство, и самоирония, замешанная на хорошо знакомом русским черном юморе; 

комплекс неполноценности по отношению к Западу и рабское подражательство в отношении США и Евросоюза сочетаются у них с вполне славянскими насмешками в отношении свойственных Западу "глупот". Про Польшу можно сказать словами Некрасова о матушке-Руси: ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная.

Удивительно, но при большой культурной и эмоциональной близости к русским поляки оказались авторами самых абсурдных, замешанных на мифах русофобских теорий. Возможно, здесь сказалась их эмоциональность и вполне знакомая русским нелюбовь к умеренности. Если уж демонизировать вероятного противника, то до конца - так, чтобы рога и копыта торчали. К сожалению, с течением времени и с упадком общего гуманитарного образования от Ванкувера до Владивостока, теории эти не умирают, а наоборот, получают еще более широкое хождение. И, что самое курьезное, не только на Западе, но еще больше на Украине, а в последние годы и в России.

ВМЕСТЕ С ГИТЛЕРОМ – ПРОТИВ РОССИИ?

Недавно в свет в Польше вышла книга, ставшая, с моей точки зрения, апогеем и апофеозом всех этих эмоционально объяснимых, но научно необоснованных и морально неприемлемых бредней о России как "государстве с татарской властью", "каганате под названием царат" и преимуществе любой европейской диктатуры (включая Наполеона и Гитлера) над любой азиатской (под каковой понимаются, естественно, Сталин и все российские императоры). 

Эта книга называется по-современному провокационно "Пакт Риббентроп-Бек, или Как поляки могли плечом к плечу с третьим рейхом разгромить Советский Союз". Сие произведение принадлежит перу молодого (чуть за тридцать) публициста Петра Зыховича. Ее можно было бы списать в утиль как очередные бредни ультраправых маргиналов, каковых и в России пруд пруди, но вот что настораживает:

 "Пакт" признан в Польше "книгой года" за 2012 год, десятки тысяч экземпляров были распроданы в первый же месяц, да и теперь ее можно найти на прилавке почти в каждом средней руки пункте продажи газет и журналов в городе Варшаве.

Книга начинается с феерической фантазии. Будто в 1939 году пакт о ненападении подписали не Молотов с Риббентропом, а тот же Риббентроп и тогдашний министр иностранных дел Польши Юзеф Бек. Польша стала бы союзником Германии. Результат автор обещает потрясающий, Зыхович называет его "спасением миллионов" (естественно, польских, о других он особо не переживает). Третий рейх в 1939-1940 годах, как это и произошло в реальности, побил бы Францию и ее североевропейских союзников, а англичан загнал бы на их поганый остров. 

Зато потом война с Советским Союзом началась бы не летом 1941 года, а как и предполагал в первоначально Гитлер - весной 1941 года, чтобы на "блицкриг" осталось побольше времени до наступления осенне-зимних холодов. Кроме того, Гитлеру помогали бы на восточном фронте не менее 40 польских дивизий, а наступление началось бы не от Бреста, а от польско-советской границы 1939 года, то есть почти от Минска. Поляки (и здесь Зыхович недалек от истины) охотно приняли бы участие в освобождении от колхозов миллионов белорусских, украинских и литовских крестьян, которые встретили бы их весной 1941 года как освободителей. 

Потом, по плану Зыховича, поляки остановились бы в основном в пределах разрушенной некогда Екатериной Второй и другими европейскими государями Речи Посполитой конца восемнадцатого века. 

Ну, может быть, помогли бы еще немного немцам - оказали бы помощь во взятии Москвы и ликвидации Сталина и Берии. 

А после, году в 1944-м, когда на немцев стали бы уж очень давить западные страны во главе со вступившими в войну США, поляки аккуратно перешли бы со стороны третьего рейха на сторону США и Великобритании - так же, как это сделали финны во вполне реальном 1944-м году.

«АМЕРИКАНСКИЙ ДЯДЮШКА» ВСЁ ПРОСТИЛ БЫ

Главный аргумент оппонентов Зыховича состоял в том, что переход в антикоминтерновский пакт Польше не простили бы западные державы, выбор в пользу которых Польша в реальности сделала в 1939 году – Великобритания и США. Но Зыхович довольно убедительно доказывает (и тут с ним трудно не согласиться), что американцы и англичане полякам несколько лет сотрудничества с Гитлером охотно бы простили: не стали же Черчилль с Труманом наказывать за союзничество с Гитлером Италию, не говоря уже о попавших в советскую зону Венгрии и Румынии. 

Вот в этом ретро-прогнозе Зыхович абсолютно точен: при чтении современной американской, британской, французской прессы, как и при прослушивании программ "Эха Москвы", создается впечатление, что Сталин был хуже Гитлера, а потому борьба с "азиатским" диктатором даже под знаменами "европейского" (то есть Гитлера) вполне объяснима. А для некоторых - и оправданна.

Итожит свою феерию Зыхович все в тех же буйных фантастических образах: "Может быть, это вызовет отвращение у читателей, любящих полюбоваться нашими благородными поражениями, но во время второй мировой войны мы могли бы спокойно повоевать на стороне Гитлера. 

Разгромить половину Советского Союза, перебить миллиончик красноармейцев и поднять на воздух тысячки три памятников Иосифу Сталину.

 И при этом после войны мир относился бы к нам так же хорошо, как он потом и относился к нам в реальности".

Газета Polska-The Times, отмечая успех книги Зыховича, подчеркивает, что в стране она вызвала все-таки не крики одобрения, а дискуссию, в которой доминировали возмущенные отклики. Тем не менее Зыхович сегодня – один из немногих молодых польских авторов, который может жить только на книжные гонорары, и это  Polska-TheTimesс удовольствием подчеркивает как успех начинающего историка.

ВСЁ НАЧАЛОСЬ В 1840-Е

Впрочем, знает ли на самом деле юный пан Зыхович историю? Не будем копаться в психологическом портрете Гитлера, который вряд ли позволил бы ненавидимым им западным славянам так легко обвести себя вокруг пальца (в случае присоединения Польши к антикоминтерновскому пакту в 1939 году Гитлер вполне мог бы обернуть оружие против польского союзника так же неожиданно, как он обернул его против якобы защищенного пактом о «ненападении» СССР в 1941 году). 

Поищем – а где теоретические корни того пренебрежительно-враждебного отношения к России, «апофегеем» которого и стала книга Зыховича вкупе с бушующей уже лет пятнадцать в Польше разнузданной русофобией, ради которой польский политический класс братается то с Ющенко, то с Саакашвили.

Увы, как часто это бывает, самые злые враги России – это сами русские инсургенты или до поры до времени прячущиеся за их спинами либералы «болотного» типа.

Книга Юрия Борисенка "Михаил Бакунин и "польская интрига", вышедшая в 2001году и рассказывающая об отношениях эмигранта-революционера Михаила Бакунина (1814-1876) и польской эмиграции 1840-х годов,- прекрасный учебник на тему того, как поляки стали транзитом на Запад для зародившихся в самой России русофобских идей.  

В своей книге Борисенок приводит цитаты из польских эмигрантских изданий 1840-х годов, которые сегодня легко могли бы перепечатать то ли либеральная GazetaWyborcza, то ли консервативная Rzeczpospolita, а то и националистическая GazetaPolska. В своей книге Борисенок показывает два главных источника польских стереотипов о России, проявившиеся уже тогда, в девятнадцатом веке. 

Во-первых, это приписывание Москве самых дерзких экспансионистских планов по объединению славянства под скипетром очередного русского царя (на самом деле сильно утрированных – и при Николае Первом, и при Путине). 

Во-вторых, это ожидание революции, якобы готовой вспыхнуть в России и якобы несущей полякам одни позитивные последствия. (И здесь в польском восторженном подходе к российским бунтовщикам между восстанием декабристов 1825 года и митингами на Болотной площади в 2011 году ничего не изменилось.)

АНТИРУССКИЕ ИДЕИ – ТРАНЗИТ С ВОСТОКА НА ЗАПАД

«Возникший в 1840-1841 гг. в результате мадьяро-словацкой полемики термин «панславизм» был широко распространен в Европе… под ним понимали предполагаемую опасность, исходящую от николаевской империи и несущую неисчислимые бедствия всей Европе… Этот взгляд на возможности царизма не имел под собой реальной почвы и использовался правящими кругами германских государств для нагнетания антиславянских настроений»,- пишет Борисенок ("Михаил Бакунин и "польская интрига", стр. 105). 

Между тем поляки уже тогда, в 1840-е годы, видели себя альтернативным центром славянства. А потому русский панславизм польские революционные эмигранты  пренебрежительно назвали «панмосквичизмом». Чтобы оттолкнуть восточного конкурента от других славянских народов (и прежде всего от Украины) поляки быстренько подброшенные им Герценом и Бакуниным россказни про планы царизма завоевать всю Европу. А заодно охотно возвели генеалогию государства Российского к татарской Золотой Орде и к ненавистным немцам: забавно наблюдать, как уцепились тогдашние польские публицисты за фразу Бакунина о «прусско-татарской сущности романовской монархии» (намек тут понятен: московские князья в свое время возвысились благодаря коллаборационизму с татарами, а русские цари с восемнадцатого века женились почти исключительно на немках).

Сегодня эти идеи опять как никогда востребованы – и не одним только молодым нацистом Зыховичем, а и вполне «мейнстримовскими» газетами в Польше и на Украине. 

Читая сегодня размышления, скажем, корреспондента «Газеты выборчей» Вацлава Радзивиновича о том, что Путин – президент национальных меньшинств России (всего лишь потому, что в Татарстане и Чечне он получил больший процент голосов, чем во Владимире), легко вспоминаешь про «прусско-тараскую» теорию господина Бакунина. Потихоньку проникают они и на более удаленный от нас Запад – американские советологи польского происхождения Пайпс и Бжезинский охотно оперируют всеми этими сомнительными идеями про «немецкое государство с татарским кнутом».

ПОРАЖЕНИЯ КАК СЛЕДСТВИЕ СЛЕПОТЫ  

А теперь – о причине польских поражений, что в девятнадцатом веке, что в двадцать первом. Авторы цитируемого Борисенком эмигрантского издания Demokrata Polski не знали реального положения дел в России и ее истории. С тех пор качество печати улучшилось, а иллюзии польских публицистов остались такими же. Поэтому поляки так легко верили увещеваниям Бакунина о готовности чуть ли не всего российского народа к всеобщему революционному выступлению, а также его рассказам о собственных "широких связях" во всех кругах русского общества от Сибири до Бреста. 

Все эти бакунинские россказни оказались на поверку мистификацией, но, поддавшись на них, поляки напоролись на трагедию – их восстание 1863 года закончилось жестоким поражением от вполне себе реформированного благодаря реформе 1861 года царизма (Герцен и Бакунин уверяли, что ни к какой реформе царизм не способен). 

Отголоски тех настроений можно услышать и сегодня в надеждах современных польских публицистов на перерастание протестных митингов десяти тысяч московских блоггеров на Болотной площади в Москве чуть ли не в "свержение режима" или во взятие расположенного рядом Кремля.

А сколько теперь появляется в польской и российской печати таких же основанных на слухах негативных «откровений» о российской и польской жизни? И всегда мишени все те же: церковь «надменного соседа», его властная верхушка, а заодно и негативные качества соседского национального характера.

Как правило, это те самые качества, которые легко рассмотреть и у своих соотечественников, ведь польский и русский национальные характеры очень схожи. И, возможно, привычка в первую очередь брать на мушку своего остроумия соседского «Бога, Царя и Отечество» тоже идет из глубины веков.

История как будто решила подсмеяться над любителями искать соринку в чужом глазу – недооценка соседа всегда заканчивалась поражением от него же. 

Но вот книга Петра Зыховича – это уже кое что большее, чем недооценка. Это – самое настоящее возрождение нацизма.  


Дмитрий Варнавин

Другие материалы

Теги:

Комментарии «"Эх, зря мы поссорились с Гитлером..."»

  • I46_default
    Temirov 17 октября 2013, 01:01

    И находятся же у нас сегодня недоумки, которые критикуют Сталина за пакт Молотова-Риббентропа. Да ему памятник из золота надо было поставить за своевременный раздел Польши. Начнись война со старой границы и будь в гитлеровской армии еще миллион поляков - мы вполне могли бы и проиграть. Особенно учитывая, что у Гитлера не было бы второго фронта - с англичанами и французами ему воевать было бы не из-за чего (ведь они вступили в войну именно вступившись за Польшу).

    1

РЕПЛИКИ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Лента
  • Новостей
  • Аналитики
Показать ещё Показать ещё Показать ещё

ИнтересныеОбсуждения

Показать ещё

Вход

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь